header photo

История кофе в Англии: первые кофейные дома в Лондоне

Одной из значимых глав в истории кофе является история кофейных домов в Лондоне, так как, по словам Д'Израэли, они являлись воплощением нравов и обычаев англичан того времени.

Здесь был открыт первый кофейный дом в Лондоне, 1652

Согласно свидетельству John Aubrey (1626-97, антиквар и фольклорист) первый кофейный дом в Лондоне был открыт на Аллее св. Михаила, в Корнхилле, напротив церкви, неким Боуманом (Bowman) около 1652 г.

Имеется и другой источник, существованию которого мы обязаны Вильяму Олдису (William Oldys, 1696-1761), библиограф. В нем сообщается, что мистер Эдвардс (Mr. Edwards), лондонский купец, пристрастился к кофе находясь в Турции и по возвращении в Лондон привез с собой Pasqua Rosee (Ragusa (Дубровник), Dalmatia (Хорватия)), армянского или греческого юношу, который занимался приготовлением для него (мистера Эдвардса) кофе. Подобное увлечение было новшеством и собирало большие компании, что, в один прекрасный момент, выросло в идею открыть кофейный дом. Предприятие было открыто не без помощи зятя мистера Эдвардса, а именно вышеупомянутого Боумана. Таким образом Паска Розе и Боуман были партнерами по предприятию.

Однако, вскоре, они разделились. Джон Тимбс (John Timbs, 1801-1875), другой английский антиквариат, говорит, что они поссорились, Розе стал владельцем кофейного дома, а Боуман прибрел тент и устроил торговлю напитком прямо во дворе церкви Св. Михаила.

Для сравнения можно привести еще один вариант этого исторического инцидента, который описывается в Houghton's Collection, 1698.

Это произошло благодаря мистеру Даниэлю Эдвардсу, английскому торговцу в Смирне, который привез с собой в эту страну грека по имени Паска, в 1652, который готовил ему кофе. Этот мистер Эдвардс женился на дочери некоего Alderman Hodges, который жил в Walbrook и сделал Паску продавцом кофе во дворе церкви Св. Михаила, в Корнхилле. Дело пользовалось большим успехом. Продавцы эля обратились с петицией к лорду-мэру против него, так как он не был свободным человеком. Это вынудило Alderman Hodges приобщить к предприятию своего кучера, Боумана, который был свободным гражданином, как партнера Паски. Но Паска, за небольшое правонарушение был вынужден покинуть страну и Боуман, благодаря хорошей торговле и уплаченным 1000 шестипенсовикам (6 пенсов = ½ шиллинга), превратил навес в кофейный дом. Первыми помощниками Боумана были Painter, а затем Humphry, от чьей жены я имею данное свидетельство.

Каким бы ни было отношение к произошедшему, большинство авторитетных источников согласны, что Паска Розе был первым торговцем кофе, и неважно под какой крышей это происходило, в тенте или сарае, случилось это в Лондоне в 1652 году, ну, или около того. Его первая оригинальная рекламная листовка, рекламирующая кофе, хранится в Британском Музее.

Рекламная листовка Паска Розе.

Рекламная листовка Паска Розе.

H.R. Fox Bourne (около 1870), предлагает свою, отличную от общепринятой, версию произошедших событий. Он говорит: "В 1652 году сир Николас Крисп (Sir Nicholas Crispe), турецкий купец, открыл в Лондоне первый кофейный дом, известный в Англии, напиток же приготавливался греческой девушкой, привезенной для этой работы". (The Romance of Trade. London.)

Но нет никаких фактов способных подтвердить такое описание истории; наличие доказательств склоняет чашу весов в сторону версии Эдвардса-Розе.

Кроме того, кофейный дом и сам напиток, становятся атрибутом демократии. И пусть это не покажется странным, но открытие кофейного дома совпало по времени с существованием Английской Республики (1649-1660). Английский кофейный дом, подобно своим французским современникам, был домом свободы.

Робинсон (Robinson), который придерживается версии, в которой Эдвардс женился на дочери Ходжеса, говорит, что после того, как партнерство Розе и Боумана развалилось и последний установил тент напротив заведения Розе, движимый ревностью, посвятил следующие стихи Паска Розе.

"To Pasqua Rosee, at the Sign of his own Head and half his Body in St. Michael's Alley, next the firat CoffeeTent in London":

Were not the fountain of my Tears
Each day exhausted by the steam
Of your Coffee, no doubt appears
But they would swell to such a stream
As could admit of no restriction
To see, poor Pasqua, thy Affliction.

What! Pasqua, you at first did broach
This Nectar for the publick Good,
Must you call Kitt down from the Coach
To drive a Trade he understood
No more than you did then your creed,
Or he doth now to write or read?

Pull Courage, Pasqua, fear no Harms
From the besieging Foe;
Make good your Ground, stand to your Arms,
Hold out this summer, and then tho'
He'll storm, he'll not prevail – your Face
Shall give the Coffee Pot the chase.

В конце концов, Паска Розе исчез. Некоторые говорят, что он открыл кофейный дом на континенте, в Голландии или Германии. Боуман женился на кухарке Ходжеса и, как упоминалось выше, имея хороший приток клиентов, смог превратить свой тент в полноценный кофейный дом.

Относительно второго владельца кофейного дома в Лондоне, Джеймса Фарра (James Farr), владельца «Радуги», клиентом которого являлся знаменитый Генри Блант (Henry Blount, 1602–1682), землевладелец, путешественник и писатель (в своем труде «A voyage into the Levant», великолепно описывает традиции употребления кофейного напитка в Турецкой Империи. Электронная версия издания доступна http://openlibrary.org/books/OL18762470M/A_voyage_into_the_Levant ); Эдвард Хаттон (Edward Hatton) говорит:

Я нашел записи о некоем Джемсе Фарре, цирюльнике, содержавшем кофейный дом, ныне известный как "Радуга" (в разговорной форме означает "фингал", синяк под глазом; как дразнилка – "кривоногий". Прим. переводчика), расположившийся у Внутренних Храмовых Ворот (Inner Temple Gate), в 1657, преследуемый иском, за продажу сорта ликера, называемого "кофе", нарушающего покой и причиняющего ущерб соседям и т.д.

Женщины играли незаметную роль в продажах кофейного напитка в Англии, так как кофейные дома были только для мужчин, впрочем, в других европейских странах складывалась такая же ситуация. Тем не менее и они завоевывали себе место. Мэри Стрингар открыла кафе в Little Trinity Lane в 1669; Анна Блант являлась хозяйкой одного из турецких домов на улице Каннон (Cannon st.) в 1672. Мери Лонг (Mary Long) была вдовой Вильяма Лонга и ее инициалы вместе с инициалами мужа были изображены на жетонах (token) таверны "Роза" на улице Бридж (Bridge st.), Ковент Гарден.