header photo

История кофе в Германии

В 1582 Германия удостоилась чести стать первой Европейской страной, которая издала письменное упоминание о кофейном напитке. Адам Олеариус (Adam Olearius, Oelschlager), немецкий востоковед (1599-1671), совершил путешествие в Персию в качестве секретаря при немецком посольстве в 1633-36 гг. По возвращении он опубликовал доклад о своем путешествии. В нем, под датой 1637 года, он говорит о персиянах:

Они пьют … некую черную воду, которую называют cahwa, приготовленную из фруктов привезенных из Египта, которые по цвету как обычная пшеница…

В 1637, Joh. Albrecht von Mandelsloh, в "Восточное путешествие", упоминает: "… черная жидкость персиян, называемая Kahwe, должна употребляться горячей."

Кофе в Германии начали пить около 1670 года. Напиток был представлен на суд Великого Кюрфюрста Бранденбурга в 1575. Английский купец открыл первый кофейный дом в Гамбурге в 1679-80. Регенсбург последовал примеру в 1689; Лейпциг в 1694; Нюрнберг в 1696; Штутгарт в 1712; Аугсбург в 1713; и Берлин в 1721 году. В этот же год (1721) Король Фредерик Вильям I даровал иностранным кофейным домам грант на арендную плату в Берлине.

Английские купцы еще много лет являлись основными поставщиками кофе для заказчиков в северной Германии, в то время как южный регион снабжала Италия.

Для любителей истории будет интересно знать расположение кофейных домов в старом Берлине. "Royal" - Behrenstra?e; "Widow Doebbert" - Stechbahn; "City of Rome" - Unter-den-Linden; "Arnoldi" - Kronenstra?e; "Miercke" - Taubenstra?e; "Schmidt" - Poststra?e.

Позже, Филипп Фольк открыл еврейский кофейный дом на Spandauerstrasse. Во времена Фредерика Великого (1712-1786) в центральной части Берлина количество кофеен было ограничено, а на окраине можно было встретить множество тентов, где предлагали кофе.

Первое периодическое издание, The New and Curious Coffee House, было выпущено в Лейпциге в 1707 году Теофило Георги (Theophilo Georgi). Заглавие гласило: "Новый и чудной кофейный дом, когда-то итальянский, а теперь открытый в Германии". По сути это был первый кофейный дом в Германии, где обсуждалось большое количество сплетен. В начале деятельности, первый владелец дома провозглашал:

Я знаю, что джентльмены на этом месте говорят на французском, итальянском и других языках. Я также знаю, что многие важные вопросы обсуждаются за чашкой кофе или чая по-французски. Можно я спрошу, однако, кто бы меня не позвал, делает это по-немецки. Мы все – немцы, мы в Германии; почему же мы ведем себя не как настоящие немцы?

В 1721 году Леонард Фердинанд Майзнер (Leonard Ferdinand Meisner) опубликовал в Нюрнберге всеобъемлющий немецкий трактат по кофе, чаю и шоколаду.

В течение второй половины восемнадцатого века кофе распространялось по домам и стало вытеснять такие блюда как теплое пиво и похлебку, которые подавались на завтрак.

В то же время кофе встретило некоторое неприятие в Пруссии и Ганновере. Фредерик Великий рассердился, когда узнал, как много денег уходит на оплату зеленых зерен кофе иностранным купцам. И он попытался ограничить употребление кофе, введя ограничение по "качеству" напитка. Тем не менее, вскоре все немецкие учреждения имели собственные жаровни, кофеварки и кофейные наборы. Множество замечательных чашек и тарелок из отличного фарфора, сделанных в Мейсене (Meissen), использовавшихся в особых случаях, хорошо сохранились в коллекциях музеев Потсдама и Берлина.

Множество докторов объединяло участие в кампании против кофе, основным аргументом которой являлось утверждение о наступлении преждевременных родов у женщин, употреблявших кофе. В то же время, "Кофейная кантата" (1732) И. С. Баха была своеобразным протестом против распространенной клеветы на кофе.

13 сентября 1777 года, Фредерик Великий издал манифест, посвященный кофе и пиву, любопытный документ, в котором говорилось:

Вызывает отвращение одно упоминание о возрастании употребления кофе моими подданными и увеличении оттока денежных средств за пределы государства, как следствие. Каждый пьет кофе. Если возможно, это должно быть прекращено. Мои люди должны пить пиво. Его величество было воспитано на пиве, так же как и его предки, и его подчиненные (офицеры). Множество битв было начато и выиграно солдатами, вскормленными на пиве; и Король не верит в солдата, пьющего кофе, который рассчитывает перенести все трудности войны или победить врага.

Со временем пиво вернулось на свое почетное место, а кофе продолжало быть предметом роскоши, доступным богатым. Вскоре наступил перелом данной ситуации; даже армейские правила Пруссии не смогли выдержать запрет на кофе. В 1781 году, видя, что придворное окружение, офицеры его армии и родовая знать не могут удержаться от употребления кофе, Фредерик Великий вводит монополию, запрещающую обжарку зерен где-либо кроме королевских жаровен. В то же время, он делает некоторые исключения для дворян, духовенства и представителей власти; но изымает из обращения все лицензии по обжарке кофе для всех остальных. Эти меры приводят к ограничению в выборе напитков. Для сливок Прусского общества были введены в обращение специальные лицензии, разрешавшие собственную обжарку кофе. Естественно все необходимое покупалось у правительства по невероятно высоким ценам, что принесло Фредерику Великому немалый доход. В этой связи, обладание такой лицензией на обжарку кофе, для ее владельца, стала знаком принадлежности к высшему классу. Более бедные классы могли пить кофе втайне; кроме того, в обильном количестве появились заменители кофе на основе ячменя, пшеницы, кукурузы, цикория и сушеного инжира.

Кофейный дом Рихтера в Лейпциге

Кофейный дом Рихтера в Лейпциге

Это кофейное постановление было известно под названием «Declaration du Roi concernant la vente du cafe brule» и было опубликовано 21 Января 1781 г.

Все эти постановления требовали больших затрат в администрировании и надзором за их исполнением. Чтобы снизить расходы, к службе были привлечены солдаты неспособные выполнять свои обязанности из-за ранений. В их задачу входили шпионаж и патрулирование улиц города днем и ночью с целью разнюхивания запаха кофе, который распространялся при обжарке зерен. Таким образом выслеживались жаровни не имевшие специальной лицензии. Шпионы получали в качестве награды четверть от стоимости конфискованного имущества. Естественно, поведение агентов вызывало неприязнь остального населения, и им дали обидное прозвище "нюхачи" (coffee-smellers).

coffee-smellers, coffee-sniffers

Проверка дома

Курфюрст Кёльна, Масимилиан Фредерик, епископ Мюнстера, герцог Вестфалии, 17 Февраля 1784 года, издал манифест, в котором говорилось:

К нашему великому неудовольствию в герцогстве Вестфалии злоупотребление кофейным напитком получило большое распространение так, что противостоять приходится декретом, согласно которому за продажу и обжаренного или сырого кофе налагается денежный штраф или заключение в тюрьму до двух лет.

Все места, где обжаривался или подавался кофе, были закрыты, а торговцы и хозяева гостиниц лишены оборудования и приборов. Только в разрешенных случаях было оставлено 15 килограмм для личного потребления. Главы семейств не разрешают своей прислуге, особенно тем, кто задействован в стирке, мойке или глажке, приготовление кофе под страхом большого штрафа.

Все официальные и государственные служащие во избежание наказания в сто золотых флоринов, должны быть ознакомлены с этим документом и постоянно наблюдать за его соблюдением. Всякий, кто доложит на нарушителя, получит половину взысканной суммы штрафа и его имя будет сохранено в тайне.

Этот декрет был торжественно зачитан с кафедры и развешен на публичных местах и дорогах. Как следствие, незамедлительно начали свою работу "стукачи" и "нюхачи", и все это привело к недовольствам и неустройству в Вестфалии. Чтобы как-то смягчить обстановку, были введены индульгенции разрешавшие иметь 15 кг кофе. В конце концов, вся эта система рухнула.

Пока король Пруссии реализовывал монополию на кофе, герцог Вюртембергский пошел собственным путем. Он продал Иосифу Сюесс-Оппенхаймеру, не очень разборчивому в средствах дельцу, эксклюзивные права на содержание кофейных домов в княжестве Вюртемберг. Иосиф, в свою очередь, стал торговать индивидуальными лицензиями на открытие кофейных домов по высочайшей ставке, во всю пользуясь подвернувшимся случаем. Он и стал первым "кофейным королем".

Но кофе пережило все возможные наговоры и жестокие притеснения со стороны правительства и по праву заняло место любимого напитка в сердце немецкого народа.

кофейный дом в Германии

Кофейный дом в Германии.